Белорусский язык. Надо?

Белорусский язык. Надо?

Глава белорусского МИД Владимир Макей считает необходимым популяризировать белорусский язык наряду с сохранением русского языка в качестве второго государственного.

Владимир Макей отметил, что на белорусском языке в Беларуси говорят меньше людей, чем на русском, и поэтому белорусскому нужно уделять больше внимания. «Если мы хотим сохранить нацию, народ, государство, то это само собой разумеющееся», — сказал он.

Министр подчеркнул, что это вовсе не значит, что русский язык будет вытесняться из каких-то сфер и что Беларусь настроена против России, русского народа. «В Беларуси два государственных языка — белорусский и русский, — напомнил он. — И русский вторым государственным, по-моему, нигде в мире больше не является».

Белорусское государство не осознаёт, что существует на территории с русскоязычным населением, а население является первичным. Лукашенко и его исполнители же считают первичным государство, которое имеет право проводить над населением эксперименты.

Хотя государство это всего-лишь форма самоорганизации людей на какой-то территории, надстройка. Русский язык это первый и единственный язык населения. И русскоязычное население просто не может организоваться в государство, которое использует или даже популяризует белорусский язык — современная РБ это явный пример оккупационных элит.

С нынешней политикой России у Лукашенко и Макея всё получится. Благодаря работе посольства РФ и АП, Россию на антироссийском форуме Минского диалога представляет множество участников. Многовекторность Лукашенко легитимирована. Российские участники и те, кто их в Минск отправил, пролоббируют в России либо право Лукашенко на политику белорусизации, либо представление, что белорусизация и конструирование сети радикалов не являются чем-то серьёзным и значимым. («да там все говорят по-русски, какая белорусизация»).

При, действительно, поголовно русскоязычном населении, популяризация белорусского языка означает очень плохие новости для «второго» русского языка. Сперва были уничтожены русскоязычная топонимика, вывески и государственная агитация.

Были подключены крупные западные корпорации вроде австрийского A1, Samsung и других — те и «популяризуют» белорусский, и спонсируют ячейки радикалов.

Осуществляется давление на белорусские промышленность, производителя и бизнес как по дерусификации этикеток, так и оформлению всего бело-красно-белым национальным орнаментом. Снижается доля русского в государственных и подконтрольных частных медиа. На видео репортажах у респондентов просят отвечать по-белорусски, как и на проводимых государством ивентах.

Сейчас подошла очередь более жёстких мер. Дерусификация образования — постепенный перевод предмета за предметом на мову. Снижение часов русского языка для ухудшения качества коммуникации между гражданами. Ввод негласных квот для медиа, которые уже были апробированы.

Требования к чиновникам и госслужащим осущеставлять работу на белорусском, а не просто отвечать на обращения активистов на мове. Новые требования к документообороту. Новая волна давления и госкомпании и госпредприятия. Тотальный нажим на весь бизнес.

После Бабича никто не одёргивал Лукашенко за дерусификацию — результат не заставит ждать.

Готовится фальсификация результатов переписи населения для завышения доли «родного» белорусского и белорусского как языка повседневного общения.

Белорусизация крайне неинтересна населению и до сих пор осуществлялась либо жёсткими административными мерами, либо работой западного бизнеса и НГО.

Новая государственная политика и новые сделки с Западом обеспечат качественное усиление процессов и синергию между ними, пока российское посольство будет благообразно кивать, а в АП РФ будут получать поддержку и финансирование «батькины эксперты» — те же самые белорусские националисты, но работающие на российском направлении.