В «оборонной» интеграции России и Беларуси должен грянуть свой «налоговый маневр»

В «оборонной» интеграции России и Беларуси должен грянуть свой «налоговый маневр»

Пусть Украина поможет Беларуси в создании ракетного оружия! – это «миролюбивое» предложение Лукашенко, высказанное Зеленскому, даже у тех, кто не в курсе, опять вызвало ощущение кризиса в беларуско-российской интеграции.

А те, кто в курсе, вспомнили, как Украина и Беларусь мухлевали с ракетами девять лет тому назад. Тогда Янукович и Лукашенко «замутили» противотанковый ракетный комплекс (ПТРК) «Скиф».

Особенность его была в том, что в отличие от российского близнеца, комплекса «Корнет», «Скиф» был заточен под ракеты калибра 130 мм, принятого на Западе. Соответственно, и готовился «братский» ПТРК для установки на западную технику.

А против кого была заточена она, гадать не приходится. Мухлеж же заключался в том, что Украина поставила этот ПТРК на вооружение под названием «Стугна-П», а Беларусь – под названием «Шершень», пытаясь замаскироваться от России.

В этой истории – вся суть военной политики Лукашенко. И нынешняя попытка реанимировать ракетное сотрудничество с Украиной – действительно «возвращение к истокам». К флирту с НАТО и к игре в прятки с Россией.

Казалось бы, РБ логичнее было создавать ракеты в связке с РФ. Тем более что оборонное сотрудничество – пожалуй, не менее объемное, чем нефтегазовое. 99 беларуских предприятий поставляют 1880 наименований элементов вооружений для 255 предприятий ОПК России.

В свою очередь, 940 российских предприятий поставляют 67 предприятиям ВПК Беларуси около 4000 наименований продукции.

Мало того, еще в 2000 году создана Межгосударственная финансово-промышленная группа (МФПГ) «Оборонительные системы», в которую вошли 5 беларуских и 12 российских предприятий. Она занимается модернизацией ЗРК «Печора» (С-125) до уровня «Печора-2М».

В 2016 г. к МФПГ присоединилась Армения. Но и того мало, не далее как 2-3 года назад всерьез обсуждался проект создания российско-беларуского ЗРК ближнего действия.

Но – именно в последние годы Россия утратила доверие к Беларуси в такой тонкой и чувствительной сфере, как «оборонка».

Если до сих пор «колесами» подавляющего большинства российских ракетных комплексов были шасси МЗКТ, то в 2017-18 годах им срочно нашли замену.

Концерн «Алмаз-Антей», производящий ЗРС С-400, заявил о переходе на шасси Брянского автомобильного завода.

Гусеничные шасси Минского тракторного завода для ЗРК «Тор» и зенитного ракетно-пушечного комплекса «Тунгуска» заменены на шасси ОАО «Мытищинский машиностроительный завод».

Причина проста – Беларусь уже много лет строит свой военный экспорт без всякой оглядки не только на интересы России, но и на ОДКБ. Самый яркий пример – военная дружба РБ с Азербайджаном. В то время как Россия поставила Армении – партнеру по ОДКБ – свои ОТРК «Искандер-Э», Беларусь, привычно изобразив обиду, отправила в Азербайджан свою с Китаем разработку – ракетную систему залпового огня «Полонез».

Кстати, некоторый мухлеж был совершен Беларусью и при позиционировании «Полонеза» как РСЗО. Так, известная РСЗО «Смерч» имеет дальность действия 70 км, а «Полонез» - 299 км (не 300, чтобы не попасть под ограничения), а сейчас, когда система контроля за ракетами расшаталась, почти не скрывается тот факт, что реально «Полонез» может бить и до 500 км.

Одним словом, это не РСЗО, а ОТРК – оперативно-тактический ракетный комплекс.

Но это далеко не все, чем Лукашенко удружил Алиеву. Беларусская компания УП «Тетраэдр» модернизировала до уровня С-125-2ТМ «Печора-2ТМ» также комплексы С-125 Вооруженных сил Азербайджана и ЗРК малой дальности 9K33M3 «Оса-AKM» до уровня 9К33-1Т «Оса-1Т».

Кроме того, Азербайджан купил глубоко модернизированные в Беларуси ЗРК средней дальности 9К37МБ «Бук-МБ» и белорусско-украинские ЗРК малой дальности Т38 «Стилет».

Позиции в российской «оборонке», так же, как и в нефтянке, Беларусь теряет по одной простой причине – шашни с антироссийскими силами и структурами и постоянное стремление смухлевать за спиной РФ. Вполне очевидно, что и в военном сотрудничестве РФ и РБ не миновать своего «налогового маневра».