Беседа Лукашенко-Венедиктов

Беседа Лукашенко-Венедиктов

Беседа Лукашенко-Венедиктов: раздражители и условные рефлексы.

Вчерашнее НЕинтервью ААВ с президентом Беларуси бесполезно читать «глазами».

Оно:

а) почти не несет нового;

б) является отражением броуновского движения нейронов в голове Лукашенко, а потому:

в) скучный бенефис Лукашенко, а не факт журналистики. Можно, однако, в этой путанице выловить моменты, интересные с точки зрения практической антропологии.

Итак.

1. Лукашенко очень хочет быть умным, несмотря на то, что «косит» под деревенского хлопца. Отсюда постоянные пробросы про историков, юристов и прочую образованщину. Отсюда же и обращенное к Путину «кандидат наук» на встрече в Сочи – это был такой неуклюжий комплимент. Как ученый ученому.

2.
При этом «ученый» не знает и не видит значимых нюансов даже в терминологии. По Лукашенко, суверенитет – это власть над территорией. А Великое княжество Литовское – это белоруское государство.

3. Л. врет, как дышит, а В. всю дорогу мужественно ему в этом не мешает. Например, президент повторяет, что «31-я карта» (единая валюта и наднациональные органы) – якобы за скобками интеграции, и это согласовано с Путиным.

Между тем еще летом 2019-го Лукашенко прямо поручал чиновникам подготовить изменения в Конституцию, связанные с созданием единого эмиссионного центра.

4. «31-я карта» - это якобы не Путин, это «в правительстве попытались увязать, не знаю только, зачем». Ведь Медведев «не знает даже слов, которые сказал ваш президент». Несмотря на то, что Путин на последней пресс-конференции говорил ровно то же, что Медведев, Лукашенко боится «наезжать» на первого, но зато все время бьет по «тандему».

5. Лукашенко не знает, «на хрена такой союз», но прекрасно осознает, чем его можно разрушить. «Украина в какой-то степени подставилась: русских начали душить, язык там и прочее». Сценарий ему понятен: опасная угроза появится, «когда у нас будет совсем плохо с экономикой». И тогда не НАТО будет угрожать России, а «если к власти придут и получат все оружие и вооружение, как вы их там называете грубо — нацики».

6. Посла Бабича выдавили именно за то, что он начал публично оглашать подсчеты беларуской халявы. Теперь Лукашенко носится со своей «справкой про миллиарды». Предоставляемая Россией нефть по льготной цене, по мнению Лукашенко, - беда, из-за которой образуется отрицательное сальдо. Но когда он хорохорится и грозится покупать нефть в Польше или еще где-то, его не волнует, что там тут же случится минус-сальдо.

Он умалчивает также, что плюс-сальдо с покупателями продуктов переработки российской нефти – это прямое следствие минуса в сальдо с РФ. Не волнует его и тот простой факт, что плюс-сальдо с РФ, в этой логике, достигается легко и просто – полным прекращением халявы. Но тогда и у покупателей нефтепродуктов плюс сменится на минус.

7. Лукашенко сознательно занижает число участников минских антиинтеграционных шествий и объявляет, что они «оплачены западными фондами». А Венедиктов не спрашивает, чего же БРСМ и «Белая Русь» вкупе с профсоюзами не выходят поддержать курс Бацьки на интеграцию и чего же Лукашенко не разгоняет противников интеграции, как разгонял подобные протесты до того. Лукашенко презирает это «ядро оппозиции из 400 человек», но далее вдруг изображает оглядку на народные протесты, «если придется объединяться», ведь Беларусь превратится «в олигархическую страну».

8. Лукашенко не убивал своих политоппонентов. Они были не полит и не оппоненты. Но «если ты бандит, и ты заслуживаешь, чтобы тебя замочили – тебя замочат». Как-то так.

9. Смертная казнь – «это катастрофа», но «пожизненное заключение еще большее испытание для человека, потому что они хуже зверей там содержатся в этой клетке».

Россия должна Беларуси за Чернобыль, т.к. она – правопреемница СССР. А РБ ничего не должна, т.к. она же не из СССР. Хотя Сталину надо поставить памятник за то, что создал территорию Беларуси.

Итог: Лукашенко подпишет 30 дорожных карт. А 31-ю – ради которой и писались все остальные, - не подпишет. Понимая при этом, что привычных кредитов, компенсаций и льгот не будет.