Тегеранский «Боинг» мог быть сбит оружием из Беларуси

Тегеранский «Боинг» мог быть сбит оружием из Беларуси

Тегеранский «Боинг» мог быть сбит оружием из Беларуси: что связывает режим Лукашенко с режимом иранских аятолл.

У Беларуси давние и прочные связи с Ираном. Несмотря на то, что обе страны долгое время числятся среди изгоев мировой демократии и хлебнули санкций, отношения между ними сугубо меркантильные. Все крутится вокруг нефти, которую Беларусь пробовала качать в Иране, и оружия, которое Лукашенко много лет поставляет стражам исламской революции.

В 2007 году началась история освоения иранского нефтяного месторождения Джофейр с запасами до 2 млрд баррелей силами компании «Белоруснефть», «вес» контракта – 500 млн долларов. Как водится в Беларуси, для реального финансирования проекта у Ирана был взят кредит более чем на 200 млн долларов.

До 2020 года было намечено выкачать около 10 млн тонн нефти. Позже выяснилось, что беларуским заводам иранская нефть не подходит – это официальная версия РБ. В Иране же посчитали, что Лукашенко попытался «кинуть» партнеров на деньги, не заплатив за использование месторождения.

Нефтяная «интеграция» с Ираном рассыпалась в 2011 году. Очевидно, что иранский проект случился именно тогда, когда Лукашенко вошел в нефтяную войну с РФ, а рассыпался, когда конфликт с РФ был урегулирован к удовольствию Бацьки.

Об этой девичьей внезапности и непосредственности Лукашенко, любящего повторять о том, какой надежный партнер Беларусь, следует помнить тем, кто сегодня на фоне очередного нефтяного конфликта с РФ ведет с Беларусью переговоры о нефтепоставках. Можно потерять деньги.

Одновременно в 2007 году президенты Беларуси и Ирана подписали «оборонный» меморандум. Он узаконил поток вооружений от Лукашенко на Ближний Восток. Речь не только о продукции made in Belarus: Лукашенко продавал (точнее, перепродавал) Ахмадинежаду и танки, и артиллерию, и бронемашины, и тактические ракетные комплексы. Реэкспорт – наше все.

Поэтому вполне возможно, что злополучный «Тор», из которого был сбит «Боинг» МАУ, пришел в Тегеран также из Минска, как и система управления огнем или система ПВО. Известно, что в 2011 году именно при помощи белоруских систем перехвата иранцы «приземлили» американский беспилотник.

По некоторым позициям Иран как импортер беларуского оружия, бывало, обгонял развитые страны. Так, например, в 2017 году Лукашенко поставил Ирану телескопических прицелов больше, чем Великобритании и США, в последние три года бизнес только на прицелах и перископах для Ирана стабильно приносит РБ 2-3 млн долларов. А в целом в 2018 году официальные поступления от экспорта вооружений РБ в Иран составили 17 млн долларов.

А об объемах нелегальной торговли оружием можно только догадываться. Беларусь – известный и постоянный участник черного рынка вооружений, причем с отчетливым арабским «креном».

Самолеты аффилированной с госструктурами беларуской грузовой авиакомпании RubyStar курсируют между Европой, Афганистаном, Тбилиси, Баку, Бишкеком и Алжиром и доставляют оружие в зоны конфликтов, в том числе – в Иран и Ирак. Прикрытием для этих поставок служат контракты НАТО. Что не мешает в итоге снабжать оружием террористов из Хезболлы.

Третье важное направление сотрудничества Лукашенко с Ираном должно было стартовать с открытием Минской криптовалютной биржи. Однако разгром клана Арашуковых в России приостановил (https://t.me/trktgh/77) перевод в Минск теневых финансовых потоков из Ирана.

Последняя встреча Лукашенко с президентом Ирана Роухани состоялась 14 февраля в Сочи по приглашению Путина.