Проблема возникнет, если Путин повторит финт Лукашенко

Проблема возникнет, если Путин повторит финт Лукашенко

Команда Путина совершает классическую ошибку атрибуции, путая предпосылки и следствие. У них сформирована следующая дедуктивная цепочка: – победа в ВОВ –> дружба народов –> единая держава.

Проблема заключается в том, что победа в ВОВ является не предпосылкой, а следствием сталинских чисток 1937-го года, когда ради унификации и единения страны были физически истреблены национальные элиты и национальная интеллигенция союзных республик, ранее созданная в рамках политики коренизации.

«Многонациональный народ россиян» — калька с многонационального советского народа рубежа 50-60-х, т.е. времени детства и молодости Путина. ВОВ объединила разнородные и атомизированные (в результате сталинских чисток) народы СССР под единым знаменем. Многонациональный советский народ был спаян боевым братством ВОВ и отсутствием национальных элит. Он вполне мог за два-три поколения трансформироваться в единую нацию, учитывая гигантскую долю межнациональных браков и постоянную унификацию регионов.

В.В. Путин родился в 1950-м году, через 5 лет после окончания войны. Кроме этого, все его ближайшие соратники примерно одного возраста и мировоззрения. Для них единый советский народ был и существовал всё их детство, молодость и юность, а ВОВ важнейший столп этой идентичности. Проблема заключается в том, что для них не существует того, что происходило до ВОВ. Это либо в тумане войны, либо неприемлемо — табу, спасибо ХХ съезду КПСС и жёсткой информационной политике СССР. ВОВ для них начало истории и из-за этого сакральна и гипермифологизирована.

Многонациональный советский народ не выдержал испытания медными трубами. Из-за абсурдной экономической политики СССР впал в глубокую стагнацию к концу 1970-х. Выход из этого кризиса требовал жёстких экономических мер, вот только они били по интересам крупнейших советских республик и их элит (кланов). Особенно это касалось УССР — которая становилась из ведущей республики всё больше убыточным «ржавым поясом», требовавшим всё больше и больше дотаций для поддержания витрин.

Союзные республики в 80-х стали создавать свои политические общности на этнической базе. Фактически было воссоздано то, то уничтожил Сталин в 1937/38. При этом именно уничтожение таких этнических элит и позволило СССР выиграть в ВОВ и не развалиться (вспомним апелляцию к русскости после поражений 1941). Теперь же спаянные этническим национализмом («мы-они») республиканские элиты стали выдавливать тех, кто мог покуситься на их подмандатные территории, ренту и субвенции. Это были пришлые и ассоциированные с Москвой свои. Они сделали республики истинно суверенными от центра, и СССР быстро умер.

СССР умер, и с этим умерла экономика республик, во многом построенная на субвенциях центра, и уж точно зависящая от свободного рынка СССР. Этнические националисты (мигранты) рванули следом за изгнанными ими русскими в Россию, и уже тут стали наработанными в 1980-х методами отжимать территории, ренту и право пилить бюджет. Это вызвало уже обратную волну. Россия, где до начала 00-х фактически не было этнического национализма, стала быстро коричневеть, обычная защитная реакция. Русский национализм уничтожил Медведева как политика в 2010-11, что заставило Администрацию изменить политику. Тогда это было воспринято как принятие реальности.

Администрация стала жёстко ограничивать пришлых этнических националистов. К сожалению, как теперь это видно, это реализовалось не органами государства, а через усиление диаспор и национальных политиков. Они стали формальными и неформальными лидерами и объединяющей силой для прибывающих в России и в Россию нацменов, и лично отвечать за их поведение. Это достаточно быстро успокоило обстановку, но параллельно усилило силы, чье положение (как политическое так и экономическое) сугубо зависит от того, насколько успешно им удастся сепарировать нацменов от остального населения России. Ведь явные нацмены их капитал!

То есть вместо того, чтобы уничтожить диаспоры и этнических политиков, перемешать пришлых нацменов, чтобы они скорее интегрировались и ассимилировались в общество, Администрация всё больше пытается использовать диаспоры и этнических политиков для выделения и управления нацменами, тем самым фрагментируя и сужая российскую политическую нацию. Вместо этого Администрация стремится включить лидеров диаспор в свою систему под лозунгами боевого братства завершившейся более чем 75 лет назад войны. Это все больше выглядит как натягивание совы реальности на глобус советской мифологии.

Такую политику сложно назвать рациональной. Фактически, мы видим повторение 1980-х, вот только на территории России. В России формируются этнические корпорации, которые получают карт-бланш на формирование собственных экономических автономий по всей России. В условиях стагнации экономики это гарантированно приведёт к построению уже русских корпораций как контрсилы, которые будут бороться с этническими корпорациями по национальному признаку. Это значительно разъединяет Россию и действительно создает существенную мину замедленного действия.

В таком формате многонациональный народ россиян — опасная фикция. Воспоминаниями о ВОВ тут ничем не поможешь. Для молодёжи и ВОВ, и реально существовавшая дружба народов понятия крайне абстрактные, но никак не сакральные или основополагающие события. Они помнят больше Афганскую и Чеченскую войну, и обалдевших от собственной безнаказанности этнических террористов и бандитов. Вообще, социологи давно отметили, что мироощущение у родившихся до 1976 и после 1976 различается кардинально, и на многие вопросы они смотрят противоположно.

Проблема заключается в том, что в современной российской социологии наибольший вес имеют лица старше 55 лет, потом идёт 35-55 и на последнем месте 15-35. Россия вымирает с 1930-х, и доля пенсионеров и лиц старшего возраста преобладает среди избирателей. Соответственно возрасты до 45 лет слышны (значительно) слабее чем возрасты старше 45 лет. В условиях старения элит и внешнего давления, они всё больше отдаются идеалам путинского большинства, где Октябрь, ВОВ и «дружба народов» играют сакральную роль, а на всех остальных смотрят через прицел «кто не с нашим большинством, тот против нас».

Проблема решится собой, если Администрация проведёт ожидаемые рокировки к 2024, и система резко омолодится, тогда уйдёт большинство догм советских людей. Проблема возникнет, если Путин повторит финт Лукашенко. Тогда мы скорее всего увидим повторение ситуации в Беларуси, где убеждённое в своей правоте советское поколение 40-50-х будет выдавливать молодёжь и работающих профессионалов из страны, под лозунгами защиты независимости и борьбы с предателями (их идеалов), фактически убивая какое-либо будущее страны.