Чего Россия добилась за этот год в Беларуси, как усилила позиции?

Чего Россия добилась за этот год в Беларуси, как усилила позиции?

Ответ: ничего, никак.

Ни одно из ключевых политических требований Кремля не выполнилось, интеграция не шла, разговоры о конституционной реформе и транзите так и остались разговорами. Военных баз РФ в Беларуси не появилось, появился невнятный "Учебный центр". Что с двумя другими российскими военными объектами на территории Беларуси - непонятно. Разговоры об отправке бойцов в Сирию остались разговорами. Разговоры о переориентации экспорта на российские порты закончились громким подписанием бумаги и копеечными объёмами транзита на практике.

Ни одной пророссийской силы не было создано, не появилось ни одного пророссийского массового и популярного движения. Справедливости ради стоит сказать что пророссийских активистов сейчас не прессуют так жестоко как протестных. Но уровень популярности этих персонажей в обществе и уровень их авторитета стремится к уровню статистической погрешности. Ни один авторитетный деятель не стал открыто под пророссийские знамёна. Не стал таковым и Бабарико, выбрав нейтральную риторику в своей предвыборной кампании. И даже, будучи условно-приемлемым кандидатом для кремлёвского истеблишмента, Кремль не способен вытащить его из тюрьмы.

Все радикальные страшилки о гипотетических действиях Кремля остались страшилками. При этом кредиты продолжали капать и плечо в самые критические дни для режима было подставлено.

В этом нет здравой логики, поэтому пытаться понять одной лишь логикой поведение Кремля невозможно. С анализом коллег ещё полгода назад согласились бы без вопросов, да в принципе согласны и сейчас. Если Россия захочет, то здесь всё порешается довольно оперативно.

Вопрос в том что Россия, по-видимому, не хочет вообще ничего. Максимально пассивная позиция, уход в нейтралитет. Неслучайно предыдущая должность посла Лукьянова - посольство в Латвии. Он имеет опыт действия в небольшой транзитной европейской стране со значительным пророссийским большинством. Многие гадают, вспоминают биографию посла, пытаются понять логику его назначения. Рискнём предположить что это назначение с прицелом на пост-лукашенковский период.

А именно "делайте что хотите, только не создавайте нам проблем. Сами проактивно мы ничего делать не хотим и не будем". Россия на текущий момент, по-видимому, выбирает статус наблюдателя - на большее, чем обрезать кредитную поддержку и поломать серые схемы нет ни сил, ни желания.