Враждебные государства — дружественное население

Враждебные государства — дружественное население

Сам формат СГ Россия сворачивать не будет, так как он частично легализует различные форс-мажорные сценарии взятия Беларуси под контроль, включая военные. Тем не менее, дотации в рамках СГ будут плавно сокращаться вплоть до их прекращения в 2024 году (или даже ранее, с учётом околонулевой вменяемости режима). У меня вообще получается, что Беларусь можно будет лишить всех дотаций к началу 2021 г без существенных убытков.

Вариант «для личного решения» был бы логичен, поедь Путин на Валаам один — до или, особенно, после встречи с Лукашенко, чтобы по итогам переговоров сделать нелёгкий выбор в располагающем для этого месте. Это бы сняло все вопросы.

Присутствие же там токсичного Лукашенко, несомненно, убьёт сакральность или хотя бы то умиротворение, что может принести Президенту это место.

Поэтому, лично я бы связывал расклад с попытками усилить переговорную позицию России, оказать Лукашенко почести, апеллировать к единству и поднять рейтинг Президента внутри страны — в определённой пропорции.

Понимая Лукашенко, я уверен, что все эти пункты будут провалены.

Следящим за Беларусью знакомы «актывiсты» и медиа (действующие с полного дозволения и содействия властей), которые проводят системные кампании против православия; кампания по выпячиванию костёлов, которые подаются как единственные исторически белорусские религиозные памятники, и так далее.

Лукашенко, может быть, и суеверный атеист — но он (и те, кто стоят за ним) понимают важность культурного аспекта религии. Переход к униатству и католицизму — не следствие лояльности Лукашенко этим церквям, а важная часть политики дерусификации. Конечной целью кампании является полная культурная автономность Беларуси, что включает, разумеется, и религию (снижение доли православия на порядок, своя униатская церковь).

Одновременно с этим визитом (где планируется и участие в Форуме регионов России и Беларуси 18 июля), Лукашенко принял приглашение Зеленского на Форум регионов Украины в Житомире — как сказали бы в МИД РБ и Минском диалоге, «чтобы уравновесить российский вектор украинским». Этот и многие другие звоночки свидетельствуют, что концепция многовекторности и «моста» живее всех живых, и по ней Россия это лишь одна из многих стран, с которыми Беларусь имеет отношения.

Путин является человеком своей эпохи: он взрослел в 1960-е и 1970-е и, соответственно, имеет определенный подход к «братским республикам». Путин стремится сглаживать конфликты. Он является полноценным офицером КГБ, что означает, что его убеждения крепки и мало подвержены изменениям. Если посмотрим, то они практически не изменились с 90-х.

При всём этом население России (избиратели) меняются. Для молодых поколений украинское и белорусское государства чужды, и на них смотрят свысока, особенно в среде активных патриотов, и заигрывание со стороны Путина не находят у них особого/никакого понимания, хотя это естественно для политиков и людей его поколения. Пока это вызывает недоумение и поиск хитрого плана, но в дальнейшем недоумение вполне может трансформироваться в отрицание.

Касательно постсоветского пространства Путину нужно срочно приходить к простейшей концепции «враждебные государства — дружественное население», что особенно справедливо в случае Беларуси. В такой парадигме приглашение Лукашенко на Валаам (и Минского диалога в Москву) аналогично добавлению отравы в вино.

Сначала мы берём мятежного вассала в узду, заставляем его отступиться от своих планов, убеждаемся в его вменяемости — и лишь потом оказываем почести.

Лукашенко же, по-моему, давно прошёл точку невозврата, а попытка сменить порядок действий приведёт в лучшем случае к оказии.