Malhama Tactical

Malhama Tactical

Malhama Tactical - группа инструкторов тактической подготовки, обучающая лиц, воюющих против алавитов (конфессиональное исламское меньшинство, тем не менее, стоящее у власти в Сирии, включая Башара Асада), примечательна тем, что ее глава, по крайней мере в медиа, выходец из Беларуси, проходивший службу в витебской бригаде, именующий себя Абу Сальман аль-Беларуси.

После блокировки учетной записи в Twitter ведет как минимум три канала в Telegram, бегло просмотрев которые можно сделать несколько выводов и для безопасности Беларуси.

1. Открыто осуществляет сбор средств на свою деятельность в биткойнах. В докладе RAND на тему финансирования терроризма делает вывод: «Текущие опасения относительно криптовалюты как важного фактора, способствующего деятельности террористических групп, почти наверняка преувеличены, но грядущие улучшения в технологиях криптовалюты, вероятно, будут иметь значительные долгосрочный эффект».

И действительно, основное финансирование идет классическими путями, но, как видим, криптовалюта тоже используется, что нужно учитывать и Беларуси. Спад ажиотажа вокруг криптовалют способствовал и снижению внимания к безопасности в данной сфере, что не есть гут.

2. Malhama Tactical именует себя джихадистским Blackwater. Но на поверку она и близко не дотягивает до уровня Blackwater, поскольку финансирование ищет на закупку батарей для квадрокоптеров DJI Mavic, т.е. финансовый уровень не очень.

В то же время инструкторы MT позируют на фото с новыми российскими автоматами АК-103 с тепловизионным прицелом Fortuna, РПО-А «Шмель» и другим новым вооружением. Добыты они у российских войск в бою или куплены у сирийского (российского, как было в Чечне) прапорщика на складе в Сирии - отдельный вопрос. Есть мнение, что MT - ширма турецких спецслужб (в каналах действительно ряд записей сделан на турецком), основное движение, которое обучает MT, - Тахрир аш-Шам.

Т.о. для понимания уровня и сути некого вооруженного формирования в условиях ведения неконвенционной войны полагаться лишь на фото оружия или заявления нельзя, необходима толковая, а главное, оперативная аналитика со знанием местной специфики.

3. В каналах есть ряд записей применения коммерческих дронов. Это одна из основных угроз. Для противодействия крупным военным БПЛА существует ряд средств - от классических ПВО, до комплексов РЭБ вроде нашей Гроза-С. Но все они работают на прикрытие важных объектов, в то время как солдаты на передовой остаются без защиты от ведения разведки противником с помощью малых квадрокоптеров.

Особенно не будет такой поддержки в боях в городах, куда происходит смещение всех войн. Похоже стоит возвращать в вооруженных силах отработку норматива «стрельба отделением по воздушной цели», иного способа противодействия у пехоты на передке пока нет.

Стоит отметить, что и нашим ВС хорошо бы иметь малые квадрокоптеры (в идеале на группу или отделение, ведущих бои в городе). Это спасло бы жизнь многим солдатам и значительно ускорило овладение участком городской местности.

Однако, в Беларуси крайний недостаток квадрокоптеров не только военного производства для таких целей, но и коммерческих. Т.е. даже, например, введение нормы в законодательство о военном положении об экспроприации дронов для нужд армии и ТерВ (по аналогии с автомобилями определенного класса) не решит в настоящее время проблему нехватки квадрокоптеров для пехотных и других подразделений. А эту проблему нужно решать.

4. Такие группы активно используют медиа и оснащение для создания роликов, в частности, камеры на отдельных боевиках.

Быстрое поступление информации с места боя может иметь важное значение как для проведения операций, так и взаимодействия с мировым сообществом. И в этом отношении MT и иные схожие группы работают хорошо. Не сказать, что наши ВС упускают этот момент из вида.

В частности, разработан портативный информационный комплекс ПИК-2015, позволяющий готовить видеоролики и другие информационный материалы в полевых условиях. Но одно дело разработки, другое - внедрение в масштабную практику, и здесь пока проблемы.