Новый мир

Новый мир

Генерал Касем Сулеймани был одним из самых ярких военных деятелей Ближнего Востока современности. Его гибель поднимает целый касад политических и военных вопросов, напрямую затрагивающих Россию.

Конфликты последних лет показывают, что харизматичные полководцы пока ещё актуальны, но в то же время они становятся всё более уязвимыми.

В предыдущих поколениях прокси-войн достать конкретного военного деятеля противника не представлялось возможным. Разведка не была столь быстра и точна, а высокоточное оружие (ВТО) было представлено громоздкими и дорогими крылатыми ракетами большой дальности, припасёнными на более горячие конфликты, либо ВТО воздушного базирования, которое требовало вхождения носителя в зону вражеского ПВО.

Эти и другие факторы приводили к тому, что попытка ликвидировать видного вражеского полководца требовала задействования большого количества сил и приводила к полномасштабной эскалации, что входило в противоречие с ограниченным характером конфликта.

Соответственно, штабы и даже прифронтовые зоны (а уж тем более столица) являлись сравнительно безопасными для харизматичных военноначальников, что позволяло им координировать военную деятельность на местах и поднимать боевой дух своим присутствием.

Современные разведка и ВТО стремительно меняют лицо прокси-войн, эволюционировавших в гибридные войны. В цифровом мире местонахождение известного полководца быстро становится достоянием общественности, а разведке противника как правило известно заранее. Радиоэлектронная разведка позволяет идентифицировать конкретное здание или машину, в которых находится цель. Сейчас речь может идти о конкретной комнате и даже о конкретном сидении в автомобиле. ВТО типа standoff (запускаемые вне зоны действия ПВО противника) не является чем-то принципиально новым, но они стали на порядок дешевле, многочисленнее и получили синергию с разведкой.

Раньше из-за рисков эскалации более слабое в конвенционных вооружениях государство могло на равных воевать на земле в прокси-конфликте против более сильного государства. Теперь всё гораздо сложнее.

На Ближнем Востоке Израиль и США практикуют точечные удары по критически важным целям на территории государств, которые не находятся в состоянии войны с Израилем и США. Вопрос — как отвечать? Современное ПВО, как мы видим, не является выходом: его можно перенасытить, оно может пропустить удар, а самое главное — оно является пассивной обороной, инициатива остаётся у противника. Каждого важного человека или объект с помощью ПВО не прикроешь, время и место атаки чаще всего неизвестны, а сбитая умная бомба или крылатая ракета не критичны для противника, он всегда может попробовать снова. Очевидно, что попытки прекртятся только при угрозе потерять носитель.

Поскольку современное ВТО запускается издалека и к моменту поражения цели носитель находится вне досягаемости, для ответных мер требуется уже атака авиабазы, откуда вылетал носитель, что является слишком высокой ступенью эскалации. В итоге, конвенционно более слабое государство в ходе прокси-конфликта обескровливается «тысячей порезов» и терпит поражение.

А ведь скоро ВТО типа standoff будет во многом заменено барражирующими боеприпасами (loitering munitions), которые могут вообще запускаться без носителя и дежурить в районе до получения целеуказания, и после атаки доказать их принадлежность будет тяжело. Да и всё равно российских дипломатов давно никто не слушает.

К России гибель Сулеймани относится напрямую. Разработку и серийное производство новых конвенциональных платформ и ВТО Россия регулярно проваливает, сдвигает вправо или и вовсе от них отказывается, выбирая модернизацию старых платформ. Все ГПВ сорваны, а военная промышленность негласно очень ругается на требование политического руководства выпускать гражданскую продукцию после окончания перевооружения (которое толком и не началось).

Ведь политическое руководство не создало регионального рынка под такую продукцию, «союзники» по ЕАЭС посылают Россию, они не покупали и не будут покупать российскую продукцию, а внутренний рынок мал и стагнирует (демография). У США союзники настоящие, поэтому американскую продукцию по завышенным ценам они покупают, без всяких дотаций. Политика России на постсоветском пространстве в рамках ЕАЭС (уважение независимости и суверенитета) привела фактически к потерянному десятилетию 2010 - 2020 и к провалу реальной интеграции.

Самое печальное, а в чём мы в целом можем обвинить америкацев? В том, что они ликвидировали своего злейшего врага, не понеся потерь? Ну так это нас это плохо, но для них это хорошо. Более того, именно так Россия должна была поступить в 2014 и далее с военно-политическим руководством Украины. Импотентный МИД РФ может ныть сколько угодно, но США от этого будут только рады продолжать в том же духе.

В Сирии Россия как раз делает ставки на местных харизматичных полководцев. Крайне вероятно, что очень скоро эти полководцы начнут взрываться от прилётов американских/израильских ВТО и барражирующих боеприпасов. В 2017 погиб от мины Иссам Захреддин, следующей целью может вполне стать знаменитый Сухель "Тигр" Хасан. Уверен, что Захарова в ответ хорошо станцует, а Лавров грозно нахмурится.

Даже Украина действовала схоже, ликвидируя известных военноначальников ДНР и ЛНР, правда не с помощью ВТО. Но ответки всё равно не было.

В итоге, гибель Сулеймани показывает, что факторами победы в гибридной или прокси войне становиятся не харизматичные полководцы, а:

Техническая оснащённость — новые платформы, последние образцы ВТО, оружие на новых физических принципах и армия на острие прогресса в целом

Политическая воля — желание и возможность полного воспрещения доступа противника, решимость атаковать носители и аэродромы базирования в случае нападения с использованием ВТО, адекватный ответ на подобные атаки

Дипломатия — здорового человека, а не позднесоветский цирк Лаврова. Реальные союзники, которые поддержат во всё более горячих и жестоких конфликтах. Хитроумные интриги и гамбиты, а не нытьё о русофобии, танцы Захаровой и предатели из МГИМО и РСМД

Адекватное восприятие реальности — действия исходя из национальных интересов, целесообразности и права сильного, а не ради «поддержки законного правительства» или исходя из «международного права» (мёртвого)

Если политики и дипломаты РФ не поймут суть нового мира, в котором мы уже фактически живём, то скоро Россия останется последней страной, выражающей озабоченность и призывающей к соблюдению международного права, что в текущих реалиях выглядит как клоунада и потенциально может оставить Россию на обочине истории.